Перевод, указание на источникиВ лето 6982. … // И князь местерь и вси Немци и юрьевци прислаша своего посла ратмана Пантелея, иже последи бысть в них местеромъ, иже и под Псков приходи ратью, а с нимь добрых людеи Немець много, и добиша чолом; и взяша миръ с рижаны на 30 лет, а съ юрьевци на 20 лет, а пива Немцом въ Псковъ не возити, и оттоле преста крьчма немецкая.

В год 1473-1474. Князь магистр от всех немцев и юрьевцы прислали своего посла, ратмана Пантелея (который потом был у них магистром и приходил под Псков с войском), а с ним много знати из немцев. И принесли извинения. И заключили мир с рижанами на 30 лет, а с юрьевцами на 20 лет, при том чтобы немцам пива в Псков не возить. И с того момента прекратилась немецкая торговля спиртным. (Псковская 2-я летопись)

В лето 6982. … Се же оуслышавъ князь местерь рызки тако же прислалъ толка своего Индрика, месяца генваря в неделю въ 2 день, к великого князя воеводе, къ князю Данилью Дмитреевичю и къ князю псковскому Ярославоу Васильевичю и къ всемоу Псковоу, а повестоуя такъ от своего государя от князя местера: что яз князь великои и лифлямскои и ризскои воеводе великого князя челомъ бию, тако же и князю псковскомоу и Псковоу, своим соуседом, повестоую: чтобы ми есте миръ дали; а язъ князь местерь с воды и с земли сстоупаюся домоу святыа Троица и всего Пскова, моих соуседъ, да и за то имаюся, что ми к вам во Псковъ из своие волости корчьмы, пива и медоу не пущати да и поуть ми псковскымъ посломъ и гостем держати чисто, а колода отложити по всеи моеи сдержаве; а на том пишю грамотоу, и крестъ целоую за всю свою сдержавоу и за вси городи, а опрече пискоупа юрьевского и всех юрьевцов. …

В год 1473-1474. . Услышав об этом, князь магистр Рижский тоже прислал переводчика своего Индрика (Генриха) в воскресенье 2 января к воеводе великого князя — князю Даниилу Дмитриевичу и к князю Псковскому Ярославу Васильевичу и ко всему Пскову, принеся следующую весть от своего господина князя магистра: дескать, я, князь великий Лифляндский и воевода Рижский приношу извинения воеводе великого князя, также и князю Псковскому и Пскову, своему соседу. Прошу заключить со мной мир. А я, князь магистр, уступаю воду и землю дому Святой Троицы и всего Пскова, моему соседу. И ручаюсь не пускать к вам из моей земли спиртного: пива и мёда; а также свободно пропускать псковских послов и купцов, а заставы снять во всём моём государстве. Подтверждаю это грамотой и клянусь за всё своё государство и за все города, кроме епископа Юрьевского и всех юрьевцев.

Послы юрьевские увидели и услышали, что посол князя магистра принял псковские условия, и сами же начали так же, как [он] с воеводой великого князя, с князем Даниилом и с князем Псковским Ярославом Васильевичем и с посадниками псковскими и с послом новгородским и с воеводой и со всем Псковом — так же заключили на всех псковских условиях мир на 30 лет: так же им во Псков спиртное не возить и не торговать, ни застав у башен не держать. И, обо всём том грамоты написав, поклялись послы юрьевские и посолъ новгородский, и — от всего Пскова на вече — степенный посадник Зиновий Сидорович, в четверг 13 января. (Псковская 3-я летопись)

Комментарий

Датировка по сентябрьскому календарному стилю. Соответственно, события происходили 2-12 (12-23) января 1474 года.

Обоснование перевода не требуется.

Переговоры и заключение мира между двумя сторонами:

  • Господином Псковом и Господином Великим Новгородом при участии представителя великого князя Московского Ивана Васильевича и
  • ландмейстером Ливонского ордена и епископом Дорпата (русское название Юрьев; современный Тарту в Эстонии) —

— проходили в обстановке присутствия на границе большого московского войска, что и заставило немецкую сторону проявить инициативу в переговорах и пойти на псковские требования. Все подробности переговоров и вызвавших их разногласий к нашей теме не относятся, поэтому перейду к той их части, которая касается «корчмы» — то есть спиртных напитков и их продажи.

Во Пскове существовала корпорация корчмарей, что известно из сообщения 1417 года об оплате ими строительства одной из башен псковского Кремля. Они содержали особые питейные заведения — «корчомные дворы», где псковские «гражане» могли пропивать своё состояние. Судя по платёжной книге 1580-х годов, «корчомные дворы» стояли недалеко от Великого моста через реку Пскову напротив Крома [1]. «Пьяный промысел» во все времена очень прибылен, так что в какой-то момент немецкие купцы включились в торговлю во Пскове пивом и хмельным мёдом [2]. Дело было поставлено широко, недаром в него втянулся не только ближайший к Пскову Дорпат, но и торговые узлы Ливонии — Рига с Ревелем (оба входили в юрисдикцию магистра Ливонии). История тянулась достаточно долго. Должно быть, немцы открыли торговлю в квартале «корчомных дворов» и серьёзно подвинули псковских конкурентов, раз спустя век этот район ещё называли Немецким берегом. В последней фразе Псковской 2-й летописи можно усмотреть даже некоторое облегчение: «и с того момента прекратилась немецкая торговля спиртным».

По карману псковских корчмарей это не могло не ударить. Их просьба запретить немецкое спиртное, видимо, была принята городскими властями, включена в перечень спорных с Ливонией вопросов: «о земли и о воде, ещё и обо иныхъ обидныхъ делех» — на запланированном «съезде» / встрече между послами обеих сторон и «обидными людьми», то есть купцами, выдвигавшими взаимные претензии. «Съезд» дважды не состоялся (судя по летописи, по вине немецкой стороны). Тогда псковичи дождались окончания срока Нарвского мирного договора, обратились за помощью к Москве, и — запрет немецкого спиртного во Пскове из спорного вопроса превратился в одно из категорических условий Пскова, безоговорочно принятых немцами.

Эта нестандартная история служит иллюстрацией того серьёзного влияния, которое оказывали промысловые братства (в данном случае — корпорация корчмарей) на государственную политику Господина Пскова в 15 веке.

В. Большаков, 2016 г.

_______________

[1] Лабутина И. К. Историческая топография Пскова в XIV-XV веках. — М. Наука, 2011. — С. 152.

[2] Не вполне понимаю, как именно могли развернуть католики розничную торговлю в православном городе, но она имела место — это подтверждает её запрет в условиях договора 1474 года.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям