Локомотивом российского образования стали колледжиШколы и вузы пока от них отстают

Лавинообразные перемены, накрывшие современный мир, поставили перед системами образования всех стран новые задачи и вызовы. Зачем, к примеру, мы учим детей в школе? Чтобы по ее окончании сдать ЕГЭ? Или чтобы поступить в вуз? Другой вопрос, чему и как их учить, если через 10 лет, когда они пойдут работать, полученные знания безнадежно устареют? И как проверить усвоение материала, если устарели и нынешние экзамены с тестами? Пока ответы на эти вопросы ищут эксперты сфер среднего и высшего образования, в области среднего профобразования их, похоже, уже нашли.

фото: Наталья Мущинкина

Современный мир несется как сумасшедший неизвестно куда и с каждым годом становится все сложнее. Под новые реалии должна перестроиться и система образования от школы до вуза. Но этого не происходит. И работодатели уже пожинают горькие плоды всеобщей растерянности образованцев.

Сейчас, все чаще констатируют они, «нам приходится переучивать всех пришедших после вуза. Причем мы вынуждены вооружать молодых специалистов не только необходимыми профессиональными знаниями, но и другими навыками — чувством ответственности, умением работать в команде и т. п.».

Более того. «Работодатель, — сформулировал основной современный тренд член-корреспондент Российской академии образования Александр Кондаков, — больше не заинтересован в том, чтобы специалист, вышедший из вуза, работал у него на базе полученных там знаний 30–40 лет. Между тем, у многих сотрудников нет мотивации повышать свою квалификацию, хотя компетенции сейчас должны обновляться каждые 3–5 лет. Ну а о том, какие компетенции окажутся востребованными, когда нынешний первоклассник пойдет на работу, вообще не знает никто!»

Нынешняя система обучения не способна дать ответ ни на один из этих вызовов, подчеркивает эксперт: «Так что мы стоим на пороге ее эволюции, аналогичной по мощи той, что произошла 500 лет назад в результате появления печатного станка и 140 лет назад — с появлением педагогики Коменского!»

Весь вопрос в том, какой она будет: эксперты смогли лишь в общих чертах наметить грядущие изменения подходов к обучению.

— Ключевой особенностью сложного человека в сложном мире является любовь к разнообразию и пониманию, — сформулировал суть проблемы директор Федерального института развития образования Александр Асмолов. — Поэтому отличительной чертой новой школы должен стать переход от дисциплины к самодетерминации учащихся и от объяснений — к достижению понимания.

Одновременно, дополнил Александр Кондаков, новая система обучения должна «вооружать выпускников тремя главными компетенциями. Во-первых, поведенческими навыками и личностными качествами вроде умения принимать решения и брать на себя ответственность (по науке — soft skills). Во-вторых, профессиональными навыками, позволяющими каждому специалисту четко действовать в любых условиях (hard skills). В-третьих, современными технологиями (digital skills)».

Кроме того, обучение каждого ребенка должно идти по индивидуальной, оптимальной лишь для него образовательной траектории. В этом оказались единодушными все эксперты: «Мы неизбежно придем к персонификации образования, — выразил общее мнение бывший замминистра образования и науки Александр Повалко. — Причем оценки качества усвоения материала будут выставляться непосредственно в процессе обучения, а не только на выходе из школы, как сейчас. Нужно лишь искать, как ввести этот принцип в школьное образование».

Однако вот что любопытно. Пока школы и вузы ищут новых путей, российская система среднего профобразования их вовсю осваивает. И сделано уже немало, рассказал «МК» гендиректор союза WorldSkills — Россия Роберт Уразов:

— За четыре года мы собрали систему подготовки профессионалов, которые превышают мировые аналоги. Для студентов мы создали уникальную игротехническую среду — систему чемпионатов WorldSkills, дающую мощную мотивацию для развития, а также систему координат профессионального роста — демонстрационные экзамены в колледжах. Демонстрационными экзаменами и участием в чемпионатах WorldSkills уже охвачены около 10% студентов колледжей, а уровню стандартов WorldSkills соответствуют 17%. За несколько лет мы готовы охватить всех. Но если нам поможет государство, дело пойдет быстрее. Приобщение к новым методикам преподавателей колледжей доходит до 85%. При этом лучший преподаватель не только сам обладает новейшими навыками и компетенциями, но и постоянно передает их учащимся. Фактически он находится на переднем крае профобразования — через повышение квалификации в Академии WorldSkills, через подготовку к международным конкурсам и чемпионатам, через систему построения экспертного сообщества, где наибольшим весом обладают эксперты, подготовившие победителей чемпионатов. Но поддержка государства не помешает и здесь: сейчас роль мастера производственного обучения у нас явно занижена.

Что касается индивидуальной траектории подготовки учащихся, то здесь это норма, ведь WorldSkills дает не профессию, а набор компетенций, из которых каждый потом соберет собственный профессиональный профиль. Но самое примечательное, что в последнее время наработки WorldSkills, изначально предназначавшиеся для реформы среднего профтехобразования, стали использовать и вузы: «Университеты, причем самые сильные, вроде Высшей школы экономики, Московского или Санкт-Петербургского политехов, стали видеть в нас инструмент повышения прикладной привлекательности своих выпускников и давать им подготовку по нашим стандартам, — рассказал Уразов. — К примеру, в Дальневосточном политехническом всех первокурсников уже обязали сдавать прикладные дисциплины, без знания которых немыслим инженер».

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Комментарии запрещены.

Навигация по записям